О смерти младенца Оли и неправоте атеизма
 
Константин Матаков
 
Здесь не будет наукообразной апологетики или рациональных богословских рассуждений на тему «Бог и мировое зло». Просто. Просто 23 декабря 2015 года в новосибирской клинике умерла после долгой болезни 6-летняя девочка Оля Пипич. С раннего младенчества ей был поставлен диагноз «Приобретенная прогрессирующая гидроцефалия (водянка головного мозга)».  Деньги на операцию собирали все, кто мог. В 2015 году в Новосибирске была проведена операция по кранеопластике (коррекции черепа): удалили верхнюю часть черепа высотой до 10 см, выкачали более 2 литров ликвора (жидкости). Были надежды на улучшение, но смерть оказалась сильнее. Что мы можем сказать: только помолиться Богу о новопреставленном младенце..
 
Что еще? Утешать несчастных родителей? Ребенок-то умер. И если он умер навечно – утешить нельзя. Никого. Никогда. Да, есть люди, которых тяжелая неизлечимая болезнь самых близких – ожесточает или даже сводит с ума. Это неудивительно: странно, что мы все при этом не сходим с ума – все до единого. Ведь если нет бессмертия души, вечной жизни, божественной любви – то смерть ребенка, страдавшего от тяжелых мучений почти всю жизнь, обреченного по сути на гибель, - это невыносимо! Ведь такие заболевания чаще всего – неисцелимы. И есть множество случаев, когда такие болезни современными методами неисцелимы в принципе. И если за этим отсутствует высший смысл, свет Бога – то почему эта 6-летняя девочка умерла, а мы продолжаем преспокойно жить, и не заканчиваем тут же жизнь коллективным самоубийством?! Откуда в нас это ощущение несправедливости, протест против этой смерти? Откуда, глядя на судьбу этого ребенка, появляются слезы и желание помочь, откуда возникает огонь сострадания даже у тех людей, в которых он раньше вроде бы и не вспыхивал так сильно?
 
Какой смысл во всех этих переживаниях, этой пустой человеческой сентиментальности? Материалисты вам тут же скажут, что это просто нервные реакции. Ведь человек с их точки зрения – это просто процесс соединения или разъединения химических элементов. Рождение – соединение, смерть – разъединение. И эти процессы лишены всякого объективного смысла: есть просто случайности или закономерности, но они чисто материальные. Зачем переживать, - это просто есть. Странно только, что и материалист стремится помочь этой девочке выжить: почему? Ведь самым логичным было бы сделать следующее: уничтожать неизлечимо больных (неважно, детей или взрослых). Ведь они все равно умрут: зачем бесполезные страдания? Никакого предназначения или цели в них не существует.. Но пусть даже кто-то из этих больных выжил: так ведь все они неизбежно потом погибнут. Жизнь не имеет абсолютного смысла, смерть тоже бессмысленна: зачем мы стремимся продлить эти никому ненужные жизни? В некоторых европейских странах уже разрешена эвтаназия безнадежно больных: почему бы, в строгом соответствии с философией материализма и атеизма не распространить этот опыт на все человечество? Ведь согласно этой философии все люди безнадежно больны: все умирают, и процесс рождения, жизни и смерти суть только абсурдная перегруппировка частиц.. Больше НИЧЕГО нет.
 
Жестоко всех убивать? А почему вы решили, что это жестоко? На основании каких моральных предпочтений? Ведь никакой морали и никакой совести нет – забудьте! В лучшем случае материалисты вам скажут, что все относительно, а в приватной беседе вам объяснят, что есть только материя в движении – какая еще мораль?! Это просто человеческие фантазии, чтобы не умереть от скуки и одиночества! Атеисты мигом возразят: а разве это не жестоко – страдания невинного ребенка?! Да, если атеизм/материализм прав, то тут ничего нет, кроме жестокости.. Но само обвинение в жестокости уже уничтожает материализм на корню: так, значит, они почему-то считают страдания и смерть невинного младенца злом, они обличают это зло, они сопротивляются ему во имя добра! Однако какое добро или какое зло в этой философии?! Какое дело случайному сочетанию атомов и хаотическому миру вселенной до добра, зла и прочих виртуальных вещей? В такой картине мира нет жестокости, как и нет добродетели, - и потому герой известного советского фильма справедливо говорил, что милосердие – поповское слово.. Обвинение страданий маленькой девочки в жестокости – это уже признание милосердия, этот уже вопль к высшему смыслу: где Ты?! почему Тебя не видно?! И откуда и у материалистов берется этот крик над бездной, этот ропот, эта тоска? Из столкновений корпускул? Из взаимодействия физических сил? Да неужели вы и вправду верите, что вашим протонам, нейтронам или электронам, вашей гравитации – не все равно, - милосердие, жестокость, моральное беспокойство? Полагаете, протоны жаждут вечной жизни и отчаянно не хотят умирать?! Или думаете, что, попросив гравитацию, - тяготение, помилуй нас, - можно рассчитывать на жалость?!
 
Да, обреченность ребенка на смерть – это жестоко и с религиозной точки зрения. Но она видит за этим нечто превосходящее жестокость – милосердие Божье. Любой атеист, который возьмется в очередной раз обличать Бога за страдания детей, пусть прочтет библейскую книгу Иова. Конечно, атеист в гордыне будет думать – а, все это «еврейские сказки», сочиненные давным-давно. Нет, господа, - это происходит здесь и сейчас! Эта вечная драма между Богом и человеком, а не холодное возникновение и уничтожение галактик. Когда у человека все отнято и не осталось никакой надежды – вот тогда есть Бог и вечная надежда! Скажут безбожники: да у вас просто когнитивный диссонанс – вы не хотите умирать, - вот и придумали себе Бога, вечность, рай. А у нас – суровая, но реалистическая философия, в которой нет никаких иллюзий. Да, конечно, у верующих – когнитивный диссонанс, и даже более – когнитивный диссонанс самого когнитивного диссонанса. Ведь христиане верят, что Бог стал человеком, умер на кресте и воскрес – это безумие не только для атеизма, но даже для представителей других религий, которые всегда яростно отрицали этот пункт христианской веры.
 
Обличающие в христианстве когнитивный диссонанс, не понимают, что они сами во многом придерживаются той же логики: а почему большинство людей на земле до сих пор воспринимают «когнитивный диссонанс» религий положительно? Да еще при этом создают культуру, глубин которой атеистическая культура так и не достигла? Откуда это устойчивое и инстинктивное сопротивление такому естественному процессу как тление и смерть? И потом, христиане могли бы ответить, что атеисты/материалисты сами испытывают когнитивный диссонанс: будь они строго последовательны, - давно бы покончили с собой и перестреляли всех своих ближних, - ибо ведь все бытие природы и человека объективно бессмысленно. А вместо этого они продолжают оставаться «частичными христианами» - цепляться за некие относительные смыслы существования и даже доводить их до абсолютизма (как в тоталитарных идеологиях, или современном либерализме), - конечно, так легче жить и легче умирать, но это как раз паразитирование на той христианской картине мира, которую они так упорно отвергают.  Т.е. господа атеисты просто загораживаются от холодной жестокости и тупика мира своим «антирелигиозным» когнитивным диссонансом, ибо вопреки бессмыслице вселенной они продолжают жить, и даже полагают, что в этом есть некие цели, за которые усердно необходимо сражаться. Давно ведь замечено, что в атеизме место религии всегда что-то занимает – права человека, социальная утопия, сохранение жизни на земле и т.д. – и это только подтверждает необходимость абсолютных идеалов для человека и укорененность религиозности в его природе.
 
Я смотрю на девочку Олю с ее большой головой, как у инопланетян в фантастических фильмах, - и вижу ангела. Больного ангела. Да, она действительно из другого мира. Как будто ангел был на земле в больном теле – и вот теперь он освободился от больного тела, и воцарился у Бога. Люди говорят, что не могут поверить в Бога, потому что такие дети страдают и умирают. Но все наоборот: есть безнадежно больные дети – не может не быть Бога! Иначе не было бы ничего, совсем ничего. Потому что христиане верят в Бога, Который стал безнадежно больным человеком, - и от этого умер, и даже сошел в ад! И воскрес! Вот если мы не верим в такого Бога, Которого били по голове, бичевали, заставили нести крест, а потом прибили гвоздями к древу распятия – то мы вообще не верим Бога, и страдания неисцелимых детей остаются без Его любви и соучастия.. Если мы не верим в Бога, Который умер человеческой смертью от разрыва сердца – тогда лучше всем нам умереть от этого разрыва, глядя на невыносимые мучения детей – ведь равнодушная вселенная даже не почувствует, что семь миллиардов пылинок на какой-то маленькой планете несколько изменили свой способ существования.
 
И смотря на этого младенца, я вижу страдания Христа. И в ее измученных глазах я вижу глаза Казнимого Творца.. И в ее кротости я вижу свет, тепло и радость младенца Иисуса и Его Матери. И только так это можно вынести – вынести невыносимое.. Никто не может быть уверен, что он вынес бы такие страдания собственных детей – но по-другому их не вынести вообще – если быть честным до конца.. И только во Христе, Который пережил смертельные муки еще до творения мира в предначертании Божьем, а затем – в предназначенное время на кресте, - можно принять всю жестокость страданий невинного ребенка. Ибо Сам Бог невинно пострадал, вобрав в Себя страдания всех живых существ.. Это не отменило наших страданий – но это может исцелить их, ибо благодаря Иисусу любые муки, слезы и болезни не вечны – они заканчиваются Воскресением и радостью.. Я не могу смотреть долго в глаза этой девочки, но если это и возможно, - то лишь потому, что я вижу Пасху, которая ее ждет после этой боли. И в этот момент меня не интересуют богословские теории – какой в этом смысл, и как совместить существование Бога и зло. В книге Иова предлагается несколько теорий по этому поводу, но Иов их отвергает, а затем ему является Бог и разрушает сами эти вопросы и ответы, ведь это и есть ответ: Бог существует и заботится о нас.. И вот через мучения Оли мы убедились в этом: стали сострадательнее, сильнее ощутили необходимость в молитве и в смиренном несении тяжести жизни.. И обрело бесконечный смысл наше сострадание, и была взорвана атеистическая бессмыслица: "был болен, и вы посетили Меня... так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф.25, 36,40). Вот где нам явился Бог. А когда Он является в страданиях – то и в Воскресении. И я теперь не умираю только потому, что верю – Оля на небесах, Бог принимает ее молитвы, она воскреснет, и встретит там тех, кто ее любил, и кого любила она – если мы сохраним эту любовь. И радости этой никто не отнимет. Царство небесное новопреставленному младенцу Ольге, и – помилуй нас, Господи!
 
Подробности судьбы Оли Пипич - здесь: https://vk.com/ola.pipich