ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ
 
Сравнительное богословие
 
Священник Валентин Васечко
 
 
В качестве самостоятельной дисциплины, изучаемой в духовных учебных заведениях, сравнительное богословие возникло в России лишь в XVIII столетии Вопрос о его месте в системе богословских наук не всегда решался одинаково, например, еще в начале нашего столетия “Православная богословская энциклопедия” определяла сравнительное богословие как часть догматики. Тем не менее, уже в XIX веке в том или ином виде сравнительное богословие преподавалось в духовных академиях и семинариях.
 
Основной задачей нашего предмета является “критическое обозрение отступлений от Православной Церкви в вероучении и нравоучении современных нам инославных христианских обществ”. Необходимость такого критического обозрения возникла почти одновременно с началом бытия Церкви, когда среди уверовавших появились первые разномыслия. С известными оговорками можно сказать, что в работе богословской мысли во времена ранней Церкви, и, тем более, в ходе становления кафолического учения в эпоху Вселенских Соборов использовались элементы того, что мы сейчас называем сравнительным богословием.
 
Хотя сравнительное богословие могло бы претендовать на изучение догматических движений времени Вселенских Соборов, но традиционно их относят к области церковной истории, а сравнительное богословие изучает уже то, что произошло после окончания соборной эпохи. Такое деление вполне справедливо и отражает существенное отличие бытия Церкви в эпоху Вселенских Соборов и после нее. То, что происходило с I по VIII век было поиском истины, который часто разрешался трагедиями, угрожал самому существованию Церкви Христовой, но почти всегда порождался неведением истин веры, которым еще предстояло явиться. Как правило, результатом этих поисков было обретение общего церковного мира, и прежнее разномыслие исчезало в новом ведении о Боге.

Подробнее...

Апологеты. Защитники Христианства

И. П. Реверсов
 
Древнейшая христианская апологетика, т.е. литературная защита христианства, была вызвана теми неблагоприятными условиями, в каких находилась Христова Церковь в первые три века своего существования.
 
Это было тяжелое для Церкви время, когда иудейство, а за ним и греко-римское язычество напрягали все усилия, чтобы унизить, ослабить и, по возможности, уничтожить христианство, не стесняясь для достижения этой цели никакими средствами, даже самыми жестокими и несправедливыми. Было много причин, которые создали такое враждебное и беспримерное в истории религий отношение к христианству, но главнейшею из них был тот особенный характер христианства, в силу которого оно объявляло себя религией единственно истинной и спасительной, религией универсальной (вселенской), имеющей заменить все другие религии. Естественно, что такое притязание на мировое значение должно было вызвать самую ожесточенную вражду к нему со стороны народов, которые дорожили существованием своих религий и верили в их непреложность и вечность, а так как на их стороне была материальная сила, то христиане, бывшие в этом от ношении неизмеримо слабее своих противников, подвергались жестоким преследованиям, запечатлевая тяжкими мучениями и потоками крови исповедание Христовой веры, так ненавистной всем врагам христианства.
 
О протестантском толковании истории Церкви
 
Вячеслав Рубский
 
rubsky
   Православная вера в то, что Церковь Христова не канула в Лету и в истории не могла уйти “под спуд” предъявляет это требование ко всем называющим себя Церковью апостолов. Протестантское учение о невидимости истинной Церкви, похоже, разработано как ответ на вопрос: “А где вы были, когда вас не было?” В истории Церкви мы не находим связующей нити, соединяющей протестантов с первоапостольской Церковью. Той Церковью, которой Христос обетовал нерушимость и с которой Он обещал быть “во все дни”.

Канон Нового Завета

Возникновение, развитие, значение

Брюс Мецгер

metzg b

Предисловие к русскому изданию

Я с радостью откликаюсь на просьбу издателей написать краткое предисловие к русскому переводу моей книги, посвященной канону Нового Завета. Теперь у меня появилась возможность, в дополнение к списку литературы, указанному в главе И, указать несколько важных книг и статей, появившихся уже после публикации английского издания моей книги.

У. Кинзиг (W. Kinzig) прослеживает развитие термина «Новый Завет» во II и III столетиях: «The Title of the New Testament in the Second and Third Senturies», Journal of Theological Studies, 45 (1994), pp. 519–544.

Дэвид Тробиш в своей книге «Paul's Letter Collection: Tracing the Origins» (Minneapolis, 1994) рассматривает первые четыре – в нашем издании – Павловы послания (Римлянам, 1–е и 2–е Коринфянам и Галатам) как сборник, составленный и подготовленный для публикации самим апостолом.

Стивен Вурвинде (S. Voorwinde) в кратком обзоре «The Formation of the New Testament Canon» в «Vox Reformata: Australian Journal of Christian Scolarship» 60 (1995), pp. 4–29, излагает богословское и историческое видение формирования канона Нового Завета.

В диссертации «Die Endredaktion des Neuen Testaments: Eine Untersuchung zur Entstehung der christlichen Bibel» (Fribourg, 1996) Д. Тробиш утверждает, что Новый Завет в той форме, в которой христианство признало его каноническим, не есть продукт многовекового развития, он появился в определенный момент ранней христианской истории (до конца II века).

В книге «Thе Spirit and the Leter: Studies in the Biblical Canon» (London, 1997) Джон Бартон (J. Barton) исследует сложные взаимоотношения между каноническими текстами Ветхого и Нового Заветов.

В заключение я хочу высказать благодарность всем, кто принимал участие в работе над русским изданием моей книги.

       Б. M. М.

       Принстон, Нью–Джерси

Подробнее...

Вселенские соборы
 
Карташев А.В.
 
vselenskie-sobory
«Вселенские соборы» Карташева — классика церковной историографии, фундаментальный труд по истории Вселенских соборов — периода, когда складывалась догматика Церкви, определялась ее историческое лицо. «Вселенские соборы» характеризует широкий охват проблем, принципиальная честность и свобода. Карташев не боится видеть неприглядных страниц истории Церкви, всю сложность ее истории, что не мешает ему видеть веяние Духа в этой истории. «Вселенские соборы» Карташева — не только изложение событий, но и попытка их богословского анализа.
Очерки по истории Русской Церкви
 
Карташев А.В.
 
ocherki
«Очерки по истории Русской Церкви» Карташева — классика историографии. Они предполагают уже некоторое общее знакомство с историей Русской Церкви: это не учебник, не общее руководство. Задача «Очерков по истории Русской Церкви» Карташева — выявить основные вехи истории Русской Церкви, «узлы» как бы выразился Солженицын — самые спорные, или самые важные (скажем так — «самые интересные») события или темы этой истории. В первом томе «Очерков по истории Русской Церкви» Карташев освещает период от первых знакомств наших предков (до Ольги и Владимира) с верой Христовой до XVI века включительно. О характере своей книги Карташев пишет: «Предлагаемые «Очерки по истории Русской Церкви» есть именно очерки, а не полный свод материалов, не полная система истории Русской Церкви, не справочная книга. Это обзор главных сторон в историческом развитии русской церкви, для составления читателем оценочного суждения о выполняемой русской церковью ее миссионерской роли в истории России, в истории всего православия и, в конечном счете, во всемирной истории. Очерки эти <...> не ставили и не ставят своей задачей снабдить читателей элементарными сведениями по истории русской церкви. <...> Очерки стремятся, путем вовлечения читателя в проблематику характерных моментов и явлений в исторической жизни русской церкви, способствовать живому чувствованию ее переживаний, ее судеб, любовному пониманию ее слабостей, изнеможений, преткновений, но и ее долготерпеливого, христианизующего подвига и ее медленных, тихих, смиренновеличественных, святых и славных достижений».
Эпохи Церковной письменности
 
А.И. Сидоров
 
otcy
 
За свою почти двухтысячелетнюю историю церковная литература неоднократно меняла формы своего выражения, применяясь к различным историческим обстоятельствам. В то же время по содержанию она представляет собой единый процесс, в котором, тем не менее, можно выделить отдельные фазы или эпохи развития, во многом совпадающие с эпохами истории Церкви. Первой такой эпохой следует считать доникейский период. Примыкая непосредственно к Священному Писанию Нового Завета, церковная письменность начинает свое бытие с конца I в., и первая эпоха ее простирается до начала IV в. В церковной литературе данной эпохи можно выделить несколько как бы «блоков», каждый из которых обладает определенным единством и цельностью, т.е. памятники церковной письменности объединяются в некие группы, отражающие, хотя не всегда и не полностью, богословско-мировоззренческие течения.
 
Очерки из истории Церкви
 
Мансуров Сергей Павлович
 
mansurov
О книге

«Очерки из истории Церкви» о. Сергия Мансурова — уникальный труд. Мансурову удалось совместить научную объективность с церковным видением истории. У Мансурова не получилось закончить свои «Очерки из истории Церкви» — ведь было время гонений — ему удалось описать первую эпоху гонений на христиан — первые три века христианства. Сам отец Сергий Мансуров описывает задачу «Очерков из истории Церкви» так: «Указать вехи для истории Церкви, православно понятой как созидание Тела Христова на протяжении веков. Для наглядности мы разбили, как это обычно делают, каждый век на три поколения. В каждом поколении мы указываем имена тех людей, в которых и вокруг которых всегда ярче видна духовная жизнь этого поколения. Эти люди освящали путь своих современников, открывали им волю Божию примером и словом, вокруг них и через них строилось в Церкви все, что в ней есть вечного, Божественного. Это — столпы и утверждения церковные. Все, что поется, созерцается, что читается как истинное, исполняется как верное, почитается как святое в православии, — все Предание Церковное, связанное с этими именами. Они указаны в параграфе первом. Во втором параграфе каждого поколения указывается, где особенно ярко процветала в это время жизнь Евангельская, благодатная. Указаны географические местности, города, страны, монастыри, где она с особой силой сосредоточивается в известную эпоху. Знакомясь с жизнью этих средоточий, мы видим, что сменяются страны, города, народы, области, монастыри, но единая жизнь благодатная течет неизменно. Замирая в одном месте, она вспыхивает в другом, то шире раскидываясь, то сосредоточиваясь в небольшом круге людей, но никогда не иссякает, обновляясь и обновляя в каждом поколении того, кто отзывается на призыв истины. Щедро изливающаяся благодать Духа не стесняется никакими пределами, говорит святой Киприан, лишь бы жаждало и было отверсто наше сердце. В конце концов открывается вся эта жизнь как единое целое, как единый храм Божий, собравший в себя избранников из всех народов, стран и поколений. Наконец, в третьем параграфе указываем, что прочесть, чтобы по возможности вплотную подойти к жизни, явившей себя в этих именах и средоточиях. По возможности мы указываем творения самих действующих лиц или воспоминания их учеников, современников, составивших о них какое-либо житие, — Акты мученические, Записки, Патерики и т. д. В качестве пособия мы в конце некоторых веков указываем то, что может облегчить знакомство с источниками первоначальными».

Подробнее...

Как протестанты историю Церкви излагают
 
Константин Матаков
 
reformation1
Протестантское изложение истории христианства довольно предсказуемо. Вам расскажут об апостольской церкви, что была как две капли воды похожа на то исповедание, которое представляет рассказчик, затем будет разговор об искажении истины после апостолов, потом речь пойдет о зловредных католиках во главе с величайшим исчадием ада, - Папой Римским (эту часть истории можно пересказать строчками Кэролла из «Алисы в Зазеркалье»: «О бойся Бармаглота, сын!/ Он так свиреп и дик /../ Летит ужасный Бармаглот / И пылкает огнем» [Кэрролл Л. Алиса в стране чудес. Алиса в Зазеркалье. – М., 1990. – С.127, 128.]). На исходе средневековья появится луч света в темном царстве – Лютер. Казалось бы, - тишь да гладь, да Божья благодать! Но, увы, - если автор этой истории не лютеранин, то он быстро выяснит, что и Лютер был не таким уж светом, пока не родился основатель его церкви.
 
Конечно, «темному средневековью» уделяется меньше места, чем «доблестной реформации». Например, в адвентистской истории христианства, написанной Еленой Уайт, послеапостольскому христианству (которое однозначно ассоциируется с католичеством) до Лютера посвящена одна глава в 11 страниц (из 640) под названием «Эпоха духовной тьмы». Так называемым «предшественникам реформации» (вальденсы, Уиклиф, Гус) посвящено 53 страницы. История от Лютера до начала адвентизма занимает 179 страниц. А история самого адвентизма вместе с изложением его учения, - более половины книги! [См. Уайт Е. Великая борьба]. Замечу, что в момент написания этой книги адвентизму не было еще и 50 лет.

Подробнее...

Отец Арсений
 
«Отец Арсений» — сборник литературно обработанных свидетельств очевидцев о жизни современного исповедника — их духовного отца, а также их рассказы о своей жизни. Первые издания распространились по всей России и за ее пределами и сделали книгу «Отец Арсений» одной из самых любимых в православном мире. Она явила образ святого, внутренне тождественный православной святости всех времен, но имеющего неповторимые черты подвижника нового времени.
Документальные фильмы об игумене Никоне Воробьеве
Фильм «Родная душа» содержит жизнеописание игумена Никона (Воробьева; 1894-1963) — подвижника XX века, исповедника Христовой веры, опытного духовника и мудрого пастыря.