Русские протестанты и их отношение к водному крещению
 
Протоиерей Борис Балашов
 

  
Рядом с нами на нашей земле живут люди, считающие себя христианами, но не единые с нами по вере. Нередко у них наступает духовный кризис, и они начинают осознавать неполноту собственной духовной жизни и неправоту веры своей религиозной общины, которую они раньше считали для себя христианской церковью. В таком духовном состоянии они часто обращают свой взор к Православной Церкви.
Возникает вопрос: как именно принимать русских протестантов в Православие?
Нужно, в первую очередь, иметь ясное понимание, как они относятся к водному крещению, считают ли такое крещение Таинством, имеющим благодатную возрождающую силу, или нет?
Говоря о русских традиционных протестантах, мы имеем в виду евангельских христиан, баптистов, меннонитов, христиан веры евангельской (пятидесятников) и адвентистов седьмого дня.
Объединение евангельских христиан и баптистов произошло в СССР в 1944 г. В 1945 г. к этому объединению присоединилась часть пятидесятников, а в 1963 г. – и ряд меннонитских общин.
Богословское понимание спасения и водного крещения во всех этих протестантских общинах сходно.
По словам одесского протоиерея Вячеслава Рубского, «в основе разногласия в понимании крещения между православными и протестантами лежит глубинное расхождение в вопросе о спасении. Протестанты акцентируют момент, в который уверовавший «принял Христа как личного Спасителя». Ему прощаются все грехи, и гарантируется Царство Божие. Православие понимает спасение как жизнь Бога внутри человека, исцеление плоти и духа благодатью Божией, обитающей в нас (Кол. 1:27).
Путь в горний Иерусалим лежит через очищение и возрождение здесь на земле. Как видим, иногда протестанты смешивают два разных действия, часто называющихся одним и тем же словом – “возрождение”. В Православии тоже есть понятие о возрождении как обретении веры, покаяния, преданности и т.д. Но когда говорится о возрождении в Таинстве Крещения, разумеются более глубокие вещи. А именно: усыновление Богу через Иисуса Христа (Еф. 1:5). Первое возрождение открывает Спасителя, второе – соединяет с Ним. Возрожденный верою приходит к купели, чтобы возродить свое падшее естество к обновленной жизни (Рим. 6:4), стать чадом Божиим».[1]
Об этих двух духовных возрождениях святой апостол и евангелист Иоанн пишет так: А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими (Ин. 1:12).
В православном Таинстве Крещения происходит духовное рождение нового человека. Протоиерей Вячеслав Рубский замечает: «Если же понимать “возрождение” лишь в первом его значении, то каким же образом человек может возродиться (т.е. заново родиться), еще не будучи погребен в Крещении (Рим. 6:4)?
Если протестант приходит к купели потому, что он уже со Христом, то православный крестится потому, что желает жить со Христом теснее. Протестант актом крещения свидетельствует о том, что здоров. Для православного крещение – это путь к исцелению, лекарство, необходимое для воссоздания первобытного единства с Богом»[2].
Этого глубокого смысла Таинства Крещения мы не находим в исповедании веры евангельских христиан-баптистов. Все их рассуждения сводятся к тому, что уверовавший может быть возрожденным и без троекратного погружения в воды Крещения.
Протестантское богословие в понимании крещения водой выделяет три основных элемента: покаяние, обещание Богу доброй совести и свидетельство о своей вере. По словам протоиерея Вячеслава Рубского, «для протестантов условия принятия дара, подаваемого в Крещении, культивируются в его смысл. Остальное отрицается. Таким образом, по православному мнению, крещение у протестантов остается бездарным. Богу трудно преподать дар там, где его совсем не ждут».[3]
В традиционном для евангельских христиан вероучительном документе «Изложение евангельской веры (Филипп. 1, 27) или Вероучение евангельских христиан», составленном И.С. Прохановым, говорится: «Слово Божие учит нас о двух видах крещения: духовном и водном.
1) Крещение духовное называется двояко…
а) Крещение Святым Духом есть первое принятие Святого Духа (Деян. 1:5-8); и, так как оно знаменует собой начало новой твари, то оно сопровождается рождением свыше, сообщением даров и т.п.
б) Крещение в смерть Христа есть тот переворот в душе человека, когда он, уподобляясь Христу, умирает для греха и восстает для праведности (ветхий человек умирает, новый рождается, то есть происходит рождение свыше).
2) Крещение водою. Греческое слово βάπτισμα (баптизма), в Новом Завете относящееся к крещению, означает “погружение” (Мк. 1:5–9; Мф. 3:16; Деян. 8:38–39)»[4].
В этом вероучительном документе евангельских христиан объясняется смысл крещения водою: «Крещение водою есть внешний знак совершившегося в душе ранее крещения Духом Святым или смерти для греха и воскресения для праведности (Рим. 6, 3–4)»[5].
Но если человек, уверовав во Христа, уже возродился, то каково же значение водного крещения? На это в «Вероучении евангельских христиан» дается такой ответ: «Крещение водою имеет свое значение только тогда, когда оно совершается над теми, кто сознательно уверовали во Христа, раскаялись, обратились и получили рождение свыше, то есть кто получили крещение духовное»[6].
Таким образом, по мнению евангельских христиан, крещение водою только свидетельствует о духовном рождении человека, которое уже совершилось ранее. Другими словами, оно имеет только символическое значение.
Поскольку крещение водою есть знак уже совершившегося духовного рождения по вере, то совершенно логично отрицание крещения детей.
«Крещение для детей, которые не могут сознательно веровать или сознательно пережить смерть для греха и воскресение для праведности, – как об этом пишет И.С. Проханов, – не имеет никакого значения, тем более, что они наследуют Царствие Божие независимо от веры или покаяния (Мф. 18, 1–4)»[7].
Такова вера евангельских христиан относительно водного крещения согласно вероисповедному документу «Вероучение евангельских христиан».
Обратимся к другому русскому протестантскому изданию «Подготовка к крещению», составитель Сергей Викторович Санников.
В аннотации к этому изданию сказано: «В книге представлено популярное изложение восточнославянского опыта нескольких поколений евангельски мыслящих христиан»[8].
В седьмой беседе «Водное крещение и вечеря Господня» говорится: «Церковь Христова молится и воспитывает своих членов,… она подает своим чадам видимые знаки веры, которые выражаются в водном крещении и вечере Господней. Священное Писание указывает только на эти два видимых знака веры, имеющих внешнюю форму священнодействия. Человек, не принявший водного крещения и не участвующий в вечере Господней, не может заявить о своем спасении, хотя бывают случаи, когда крещеный и регулярно причащающийся верующий все же оказывается не спасен, если в нем не произошло внутреннего духовного перерождения»[9].
Далее в этой книге говорится: «Принимая святое водное крещение, люди видимым образом свидетельствуют о своей приобщенности к учению Иисуса Христа, к Церкви Христовой. Сам Иисус заповедал именно таким образом свидетельствовать миру о присоединении к Церкви (Мф. 28:19). Поэтому христиане принимают крещение, выполняя заповедь Господа Иисуса»[10].
Из этих слов следует, что смысл водного крещения состоит в свидетельстве о своем вхождении в Церковь Христову и своей приобщенности к Христову учению. При этом ничего не говорится о духовно-благодатном перерождении в крещении и усыновлении Богу, которые, предполагается, уже произошли до совершения крещения водой.
«Итак, водное крещение – как это написано в “Подготовке к крещению…”, – это обещание Богу доброй совести, то есть ответное согласие на вхождение в Завет с Богом, согласие на Божие требование иметь добрую совесть.
Погружением в воду человек свидетельствует, что он обещает Богу добрую совесть. Он обещает не служить в ней Богу, как иногда говорят люди, а иметь ее, как указывает Слово Божие. Это значит, что добрая совесть должна проявляться во всех сферах жизни верующего: в его словах, помыслах, действиях, служении, контактах с домашними и посторонними, друзьями и врагами»[11].
Обратимся теперь к авторитетному баптистскому писателю Чарльзу Райри: «Крещение символизирует покаяние и прощение грехов (Деян. 2:38; 22:16), соединение со Христом (Рим. 6:1–10), начало пути ученика Христа (Мф. 28:19). Крещение знаменует начало христианской жизни (хотя само по себе оно не производит ни прощения грехов, ни всего другого, что перечислено выше)»[12].
Таким образом, крещение содержит в себе, по мнению баптистов, богатство символов, но при этом в нем абсолютно отсутствует существенная или действенная часть самого акта крещения.
«Бог по милости Своей, – продолжает Чарльз Райри, – может дать Свои дары людям, которые совершают символические действия, однако само по себе установление не несет в себе силы»[13].
По словам протоиерея Вячеслава Рубского, «если “символические действия” сопровождаются благоговейной молитвой о ниспослании Святого Духа, то и Бог, верный Своим обещаниям (Лк. 11:13; Ин. 14:13; Мф. 7:11; 21:22; Мк. 11:24), по милости Своей подает Свои дары. Тогда форма становится содержательной, тогда “символические действия” становятся таинством. В противном случае, если не происходит последнего, и никто даже не просит и не ждет дара от Бога, остается лишь пустая оболочка. Горше всего то, что с этим фактически соглашается (а иногда и решительно утверждает) протестантское богословие»[14].
Протестантский богослов Чарльз Райри в параграфе «Важное значение крещения», состоящем из шести пунктов, видит эту важность в следующем: «1) Иисус был крещен… 2) Ученики Иисуса крестились… 3) Он заповедал совершать крещение… 4) В апостольские времена все уверовавшие крестились… 5) …крещение – символическое изображение богословских истин… 6) В Послании к Евреям крещение перечислено в числе других основополагательных принципов…»[15]. Протоиерей Вячеслав Рубский так оценивает эти «глубокие мысли»: «Таким образом, тема важности крещения превращается в обоснование того, что оно обязательно должно быть. Но чем же оно так важно, чтобы быть таким обязательным? Неужели тем, что оно символично? Но в Церкви весьма многое символично. Даже в протестантских общинах есть множество традиций, обрядов, жестов и прочих моментов “символически изображающих богословские истины”»[16].
Осознавая, что в крещении все-таки должен быть особенно важный смысл, протестантские богословы, однако, никакого иного значения, кроме обрядового, в нем увидеть не могут: «Христианское крещение, – по словам Чарльза Райри, – символизирует принятие Благой Вести, соединение со Спасителем и вступление в Церковь. Вот каков глубокий смысл крещения; не понимая этого, мы духовно обкрадываем сами себя»[17]. Если же богослов символический смысл называет глубиною, «то более существенной глубины и значения в крещении, чем условного, символического баптисты не предполагают»[18].
Другой баптистский богослов Пол Р. Джексон пишет: «Крещение напоминает нам реальность нашего союза со Христом, так как мы соединены с Ним подобием Его смерти, погребения и воскресения… Церемония крещения, несомненно, символизирует наше погребение и воскресение со Христом»[19].
Баптистский богослов Миллард Эриксон так пишет о значении крещения: «Оно имеет большое значение, ибо представляет собой знак союза верующего со Христом, и признание этого союза – дополнительный акт веры, еще крепче цементирующий эту связь»[20]. «Креститься повелел Христос (Мф. 28, 19–20). Поскольку этот обряд предписан Им, его следует принимать скорее как предписание, а не как таинство. Сам по себе он не производит в человеке какого-то духовного изменения. Мы продолжаем совершать обряд крещения просто потому, что так повелел Христос, и потому, что он играет роль публичного свидетельства. Он подтверждает факт спасения человека для него самого и для окружающих»[21].
Таким образом, в понимании протестантов, крещение есть исполнение воли Христа как символическое действие, однако это не таинство и оно «не производит в человеке какого-то духовного изменения». Только непонятно, зачем Спаситель заповедует совершать по сути бессмысленные действия?
Мы уже приводили пример, в котором баптисты утверждают, что крещение «есть торжественное обещание Богу доброй совести, а также видимый знак веры»[22].
Апостол Павел пишет о Таинстве Крещения: Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом (Тит. 3, 5). Исходя из этих слов, можно сказать, что в Таинстве Крещения апостол «видит одновременно и символ, и реальность, называя его банею возрождения и обновления Святым Духом»[23].
Относительно обещания Богу доброй совести (1 Пет. 3, 21), как это звучит в синодальном переводе Библии, следует заметить, что такой перевод является ошибочным. В славянском переводе мы читаем: Крещение, не плотския отложения скверны, но совести благи вопрошение у Бога (1 Пет. 3, 21).
В «Новом Завете на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык» дан такой вариант перевода слов апостола Петра: просьба Богу о доброй совести[24].
Подробно об этом пишет диакон (в настоящее время – протодиакон) Андрей Кураев[25]. «Глагол επερωτάο в классическом греческом языке может означать обещание. Но в новозаветном койне он однозначно имеет смысл вопрошения, просьбы… Крещение спасает не тем, что в нем мы что-то обещаем Богу, а тем, что Спаситель дарует нам плод своего воскресения. В крещении мы испрашиваем у Бога дарование доброй, обновленной совести»[26].
Усилием своей воли для человека невозможно обрести добрую совесть, это дар Божий. Если же, по мнению баптистов, человек может своими силами обрести и хранить добрую совесть, а крещение водой – это только набор прекрасных символов, и оно неспособно изменять и спасать человека, то зачем, собственно говоря, креститься? И из протестантских книг видно, что в их общинах есть такие верующие люди, которые не хотят принимать крещение водой, видимо, не находя в нем смысла.
«Даже если протестанты согласятся с тем, что в крещении прощаются грехи, то при сохранении их концепции это отнюдь не делает его необходимым. И хотя скверный и не может войти в Царство Божие (Откр. 21, 27), но если учесть, что он и без очищающего крещения находится в теснейшем общении с Богом, то скверным такового уже никак не назовешь!»[27]
Один баптистский дьякон, выпускник Московской семинарии евангельских христиан-баптистов, объяснял мне протестантское понимание крещения в образе обручальных колец, которые одевают при бракосочетании супруги: сами кольца для брака ничего не дают, но они свидетельствуют о нем.
Некоторые служители протестантских общин  понимают, что с таким осмыслением крещения они зашли в тупик. Приведем выдержку из книги магистра богословия дьякона Омской церкви ЕХБ Константина Прохорова «Опыт отечественного евангельского богословия»: евангельским христианам-баптистам «либо следует согласиться со спасительностью водной купели (и тогда весь наш пафос в пользу крещения будет хорошо обоснован), либо нужно признать совершаемое в общинах ЕХБ крещение по вере  благочестивым ритуалом, более или менее значимым обрядом, который, впрочем, едва ли чем отличается от многочисленных символических богослужебных (обрядовых) действий в исторических церквах.
Столь трудный выбор встал перед нашим братством не вдруг. Уже достаточно давно традиционная опора на неубедительно переведенный в Синодальной Библии текст из 1 Пет. 3, 21, о том, что “крещение, не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести” ставит любого новообращенного в баптистской общине в богословском смысле в сомнительное положение самоуверенного человека, с легкостью обещающего Богу нечто очень важное, но едва ли находящееся в его, человека, власти. Куда надежнее смиренно молить Господа, ясно осознавая, что все духовные блага мы получаем лишь от Него. При всем этом, баптистами еще и почему-то напрочь игнорируется окончание стиха 1 Пет. 3, 21 (в данном случае переведенного, кстати, абсолютно верно): (крещение) …спасает (σώζω) воскресением Иисуса Христа. Итак, смысл библейского текста в оригинале – скорее, в испрашивании у Бога доброй совести в момент крещения и в обретаемом при этом благодатным образом спасении в нашем воскресшем Господе Иисусе Христе. В баптистских церквах же, в силу установившейся традиции, данный стих толкуется как своего рода “торжественное обещание” (если не сказать “клятва”), что, по сути, и есть обрядовое действие, а на слово “спасает” мы, увы, и вовсе часто закрываем глаза. Дескать, всем известно, что “крещение не спасает”, спасают – вера и покаяние…
Где же выход из этого затруднения? Неужели действительно крещение у баптистов “безблагодатно”, и нам остается лишь формальный ритуал, в котором мы утешаемся тем, что “уже спасены” при покаянии (несколько месяцев, а иногда и лет, назад)? Разумеется, здесь мы можем вспомнить о том, что крещение “символизирует духовное очищение”, “символизирует покаяние и прощение грехов”, что это “знак”, “печать” Божьей благодати, или даже “символ спасения”, как утверждают известные протестантские авторы систематики, однако проблема при этом отнюдь не снимается, поскольку все это – лишь внешняя сторона дела»[28].
О форме совершения крещения у русских протестантов дьякон Омской церкви ЕХБ Константин Прохоров пишет так: «Характерно, что баптисты при крещении погружаются в воду один раз (а не трижды, как большинство христианского мира), чем подчеркивается тот факт, что умереть можно лишь однажды. Это однократное полное погружение совершается во имя Святой Троицы»[29].
Аналогично евангельским христианам-баптистам оценивают водное крещение и пятидесятники (христиане веры евангельской): «Таинство крещения символизирует Христову смерть за нас и нашу смерть для мира и союз с Ним (6:3–5; Кол. 2:12)… Крещение символизирует наше вхождение во Христа и новую жизнь вместе с Ним через возрождение… Так как крещение связано с новым рождением, нам необходимо однажды креститься…»[30]
Обращаясь к вероучительному документу «Основы вероучения церкви христиан веры евангельской (пятидесятников)», являющемуся декларацией веры российских христиан веры евангельской, которая «принята Генеральной конференцией РОСХВЕ 11 октября 2011 года»[31], мы видим изложение веры пятидесятников. В нем сказано:
«4. Мы верим, что по вере в жертвенную смерть и воскресение Иисуса Христа каждый человек получает прощение грехов и вечную жизнь, рождается заново (свыше), становится дитем Божиим и получает дар Святого Духа.
5. Мы верим, что каждый, кто покаялся и уверовал в Христа, должен вступить в завет с Господом через водное крещение»[32].
В понимании пятидесятниками водного крещения нет связи между ним и прощением грехов, рождением свыше, усыновлением Богу и получением дара Святого Духа. Таким образом, водному крещению не придается смысла таинства духовного рождения, прощения грехов и усыновления Богу. Все Божии дары уже получены по вере человека, а водное крещение является вхождением «в завет с Господом», то есть некоторым актом свидетельства о своей вере.
В «Новостях РОСХВЕ» от 15.08.2013 г. объясняется: «Водное крещение – это обещание Богу доброй совести. Погружением в воду человек свидетельствует, что обещает Богу добрую совесть»[33].
Пятидесятники вместе с другими русскими протестантами, о которых мы говорим в этой статье, видят «в крещении символ спасения, так как само спасение происходит только по вере в Иисуса Христа…»[34]
Таким образом, водное крещение у христиан веры евангельской имеет только символическое значение, а отнюдь не значение таинства духовного благодатного рождения христианина, то есть не является тем, что православные христиане считают Таинством и священнодействием.
Обращаясь к «Основанию веры церкви христиан адвентистов седьмого дня в России и СНГ», мы читаем:
«Крещение – это Божие установление, посредством которого мы исповедуем нашу веру в смерть и воскресение Иисуса Христа, а также свидетельствуем, что мы умерли для греха и теперь стремимся к обновленной жизни. Таким образом, мы признаем Христа Господом и Спасителем и становимся частью Его народа после принятия в Члены Его Церкви. Крещение – это символ нашего единства со Христом, прощения грехов и принятия Духа Святого. Обычно крещение совершается после того, как человек наставлен в Священном Писании и заявил о том, что принимает Его учение. Он должен также подтвердить свою веру в Иисуса Христа и искренно раскаяться во грехах. Крещение совершается посредством полного погружения в воду…
Крещение – это приобщение к праведности Христа, причастником которой может стать каждый… Христос повелел креститься каждому, кто желает стать частью Его Церкви, Его духовного царства. И когда через служение учеников Дух Святой приводил людей к покаянию и они принимали Иисуса как своего Спасителя, им необходимо было креститься во имя Триединого Бога. Их крещение свидетельствовало о том, что они вступили в личные отношения со Христом и решили жить в согласии со всеми принципами Его царства благодати… Грехи верующего омыты не водою, в которой совершается крещение, а кровью Христа. Крещение, подобно послушанию Ноя, вошедшего в ковчег, является «обещанием доброй совести Богу». Когда человек по благодати и силе Божьей дает обещание, спасение воскресением Иисуса Христа становится для него действенным»[35].
Водному крещению, согласно этому вероисповедному документу, адвентисты придают символическое значение вхождения в Церковь, приобщения праведности Христа и свидетельства о своей вере. Но водное крещение не производит благодатного очищения человеческой души, а является «обещанием Богу доброй совести» (как об этом мы уже говорили выше).
«Крещение символизирует распятие прежней жизни. Это не только духовная смерть, но и духовное погребение»[36].Казалось бы, в этих словах мы увидели в крещении некоторое благодатное действие, но, чтобы так нельзя было подумать, сразу говорится о том, что крещение только символично.
«Крещение указывает (выдел. авт.) не только на возрождение или рождение свыше (см. Ин. 3,3-5), но и на вступление человека в духовное царство Христа. Соединяя верующего со Христом, крещение становится дверью в Церковь[37].
Анализируя эти слова, опять видим, с нашей позиции, непоследовательность. С одной стороны, кажется, следовало бы адвентистам сказать о действенной стороне крещения, раз оно соединяет «верующего со Христом», но схематическое богословское мышление опять заставляет говорить о символизме крещения.
«Готовность кандидатов к крещению определяют служители. Они должны убедиться в правильном понимании принципов, исповедуемых Церковью, засвидетельствовать о рождении свыше и о радостном опыте в Господе Иисусе Христе.»[38]
То есть водное крещение не является, по взглядам адвентистов, Таинством «рождения свыше», оно происходит по вере до крещения.
Этот принцип четко декларируется: «Принятие в члены Церкви следует за “рождением свыше”, а не за появлением на свет…
Христос предусмотрел два обряда: крещение и Вечерю Господню. Обряд – священное таинство, но не в смысле магического действия (лат. opus operatum), которое само по себе дает благодать и несет спасение. Крещение и Вечеря Господня являются священными лишь в том смысле, что они подобны присяге (лат. sacramentum), которую принимали римские воины, обещая подчиняться полководцам до самой смерти. Эти обряды предполагают обет полной преданности Христу»[39].
Снова и снова утверждения чисто символического значения крещения.
Но вот совершенно оригинальным является мнение о возможности повторного крещения даже самих адвентистов: «В Писании мы не находим каких-либо возражений против повторного крещения тех, кто нарушил завет  с Богом, совершив тяжкий грех или отступив от веры, а затем пережил новое обращение и желает обновить свой завет»[40].
Такое понимание водного крещения у адвентистов лишний раз подтверждает, что это «таинство» имеет только символическое значение, но не является таинством духовного рождения человека и его усыновления Богу.
По вопросу о водном крещении и его значении для духовной жизни верующего мы рассмотрели мнения протестантских авторов. Теперь обратимся к словам о Святом Таинстве Крещения некоторых церковных писателей, которые являются авторитетными в Православной Церкви и выражают православное понимание этого Таинства.
Святой мученик Иустин Философ (II век) пишет о том, как совершалось православное Таинство Крещения в его время: «Потом мы приводим их туда, где есть вода, и они возрождаются таким же образом, как мы сами возродились, т.е. омываются тогда водою во имя Бога Отца и Владыки всего и Спасителя нашего Иисуса Христа и Духа Святого, ибо Христос сказал: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия (Ин. 3:3)… А омовение это называется просвещением потому, что просвещаются умом те, которые познают это»[41].
Приведем высказывания святителя Киприана Карфагенского (III век) о Таинстве Крещения: «Крещение, которому предшествовали отречение от мира и диавола и исповедание веры,.. обыкновенно совершается через погружение,.. ибо очистить грехи и освятить человека вода без Духа Святого не может»[42].
Святитель Кирилл, архиепископ Иерусалимский (IV век), объясняет принявшим Таинство Крещения: «Вы были приведены к святой купели Божественного Крещения, и каждый был вопрошаем: верует ли во имя Отца и Сына и Святого Духа? Произносили вы спасительное исповедание и трижды погружались в воду, и снова возникали из воды, тем  знаменуя и давая разуметь тридневное Христово погребение. Впрочем, в то же самое время и умирали вы, и рождались (духовно), и спасительная эта вода сделалась для вас и гробом и матерью, даровав вам благодать не только оставления или очищения грехов, но вместе и сыноположения Богу»[43].
Обратимся к словам святого Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского (2-я половина IV – начало V вв.): «Входящие в купель Крещения очищаются от всякого греха и делаются не только чистыми, но и святыми и праведными… Святой Дух Божий всемогущий, может и избавить нас от всякого зла, и даровать нам великую праведность, и исполнить нас великого дерзновения. Как искра, упавшая в бездну моря, тотчас угасает или, поглощенная множеством воды, становится невидимою, так и всякое человеческое нечестие, погружаясь в купель Божественного источника, потопляется и исчезает скорее и легче той искры. Если же эта купель очищает все наши грехи, то почему, скажешь, она называется не купелью отпущения грехов или купелью очищения, но банею пакибытия? Потому что она не просто отпускает нам грехи, не просто очищает нас от прегрешений, но делает это так, что мы как бы снова рождаемся. Подлинно она снова созидает и устрояет нас, не составляя нас опять из земли, но созидая из другой стихии, из естества водного; ибо она не просто очищает сосуд, но снова всецело переливает его… Бог, взяв наше естество, поврежденное ржавчиною греха, много оскверненное дымом пороков и лишенное той красоты, которую Он даровал ему в начале, снова переплавляет его, ввергая в воды, как в горнило, и, вместо огня ниспосылая благодать Духа, потом выводит нас оттуда пересозданными, обновленными и в блеске не уступающими солнечным лучам, сокрушив ветхого человека и устроив нового – светлейшего, нежели прежний»[44].
Преподобный Иоанн Дамаскин (конец VII – VIII вв.) пишет: «Мы исповедуем едино Крещение в оставление грехов и в жизнь вечную. Ибо Крещение знаменует смерть Господню, и мы через Крещение погребаемся с Господом, как говорит Божественный апостол (Рим. 6:4, Кол. 2:12 – троекратным же погружением означается именно тридневное Господне пребывание во гробе)… Премилосердый Спаситель наш, соделавшись подобным нам, избавил нас от тления Своим страданием и из святого и непорочного ребра Своего извел источник отпущения (Ин. 19:34), т.е. воду для нашего возрождения и омытия от греха и тления, и кровь для питания, дающего жизнь вечную. А также Он заповедал нам возрождаться водою и Духом при наитии на воду Святого Духа по молитве и призванию… Так возрождение совершается в душе; ибо вера чрез Духа усыновляет нас Богу, хотя мы и твари, и приводит в первобытное блаженство. Оставление грехов в Крещении всем равно, а благодать Духа – по мере веры и предварительного очищения»[45].
Постараемся подытожить сказанное православными духовными писателями и святыми людьми о Крещении: Таинство Крещения совершается троекратным погружением в воду. Оно является смертью для греховной жизни, возрождением или духовным рождением свыше, баней пакибытия – нового рождения для бессмертной жизни, – обновлением, пересозданием или исправлением человека, очищением от грехов и тления, просвещением ума. Люди в Крещении делаются чистыми, праведными и святыми, освящаются и получают дары Святого Духа. Таким образом, в православном понимании Таинство Крещения является по своему содержанию возрождающим действием Духа Святого, духовно преобразующим человека и усыновляющим Богу.
По словам святого апостола Павла, Церковь Христова есть тело Его, полнота Наполняющего все во всем (Еф. 1:23). Церковь имеет в себе полноту даров Святого Духа. Только жизнь в Церкви есть жизнь во Христе и со Христом, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5:30). Сам Господь Иисус Христос назвал Крещение рождением свыше: Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин. 3:5).
Сын Божий воплотился, принял от Девы Марии человеческую природу, Крестом и Воскресением восстановил ее в Себе и «дал возможность всем людям через принадлежность к Телу Его – Церкви – быть участниками этой новой природы, сонаследниками, составляющими одно Тело, и сопричастниками обетования Его (Еф. 3:6) и только тот, кто во Христе, тот новая тварь (2 Кор. 5:17). Начало этой новой, духовной, богообщной жизни подается человеку в Крещении»[46].
Какой же вывод можно сделать о том, благодатно или не благодатно, действенно или не действенно водное крещение у русских протестантов, является ли оно возрождающим человеческие души Таинством? Если же сами русские протестанты не верят в благодатное перерождение людей в принятии крещения водой, не верят, что в крещении происходит усыновление Христу, как с самого своего рождения всегда верила Святая Православная Церковь, то как они верят, так у них и есть: водное крещение является у русских протестантов набором символов при отсутствии благодатного Таинства, совершаемого силой Духа Святого. Вода остается лишь водой омовения тела. Никакого благодатного действия в таком крещении не происходит. Такое крещение человека Богу не усыновляет, не освящает и не преображает. Ведь Иисус Христос сказал: По вере вашей да будет вам (Мф. 9,29).
В 50-м Апостольском правиле сказано: «Аще кто, епископ, или пресвитер, совершит не три погружения единаго тайнодействия, но едино погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен».
Церковь установила закон, «что правильное Крещение, дающее крещаемому право сделаться членом Церкви, – пишет известный православный канонист епископ Никодим (Милаш), – должно совершаться помимо всего прочего, прописанного правилами, путем троекратного погружения крещаемого в воду во имя Св. Троицы. Это предписание о погружении крещаемого в воду основывается на предании, ведущем начало с первых времен Церкви»[47].
В 47-м Апостольском правиле говорится: «Епископ или пресвитер, аще по истине имеющего Крещение вновь окрестит, или аще от нечестивых оскверненного не окрестит: да будет извержен…»
По словам епископа Никодима (Милаша), «от истинного Крещения правило отличает ложное крещение, не совершенное православным священником по учению Церкви и не только не очищающее человека от греха, но, напротив, оскверняющее его… Такое ложное крещение считалось недействительным, т.е. получивший его как бы и не был крещен, и в силу этого правило угрожает извержением епископу или священнику, не окрестившему принявшего ложное крещение и тем самым как бы признавшему это крещение истинным и правильным»[48].
Таким образом, признать благодатным Таинством крещение русских протестантов нет никаких оснований: во-первых, они сами не верят в действенность и спасительность своего крещения, оставляя ему значение чисто символическое; во-вторых, крещение у русских протестантов совершается в одно погружение, что изначально отвержено Церковью.
Верующему человеку, принявшему водное крещение у русских протестантов, войти в Церковь и стать членом тела Христова можно только через принятие Таинства Крещения в Православной Церкви.
 
[1] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski
[2] Там же
[3] Там же
[4] Проханов И.С. Изложение евангельской веры (Филипп. 1, 27) или Вероучение евангельских христиан. Черкассы: Смирна. 2002. С. 30.
[5] Там же, с.31
[6] Там же, с.31
[7] Там же, с.31
[8] Начатки учения. Подготовка к крещению для церквей евангельской традиции. / Сост. Санников С.В. СПб.: Библия для всех, 2009. Аннотация. С. 1.
[9] Там же. С. 195.
[10] Там же. С. 196.
[11] Там же. С. 196–197.
[12] Чарльз Райри. Основы богословия. М. 1997. С. 501.
[13] Там же. С. 500.
[14] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski.
[15] Чарльз Райри. Указ. соч. С. 501.
[16] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski
[17] Чарльз Райри. Указ. соч. С. 502.
[18] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski
[19] Пол Р. Джексон. Доктрины и устройство баптистских церквей. Христианское просвещение, 1993. С. 57.
[20] Миллард Эриксон. Христианское богословие. СПб. 1999. С. 933.
[21] Там же. С. 925.
[22] Исповедание веры Одесской богословской семинарии евангельских христиан-баптистов. 1993. / Цит. из «История баптизма». Вып. 1. ОДС ЕХБ. Богомыслие, 1996. С. 479.
[23] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski
[24] Новый Завет на греческом языке с подстрочным переводом на русский язык. СПб.: РБО, 2001. С. 877.
[25] Кураев А., диакон. Протестантам о Православии. Наследие Христа. Клин: Христианская жизнь, 2006. С. 153–155.
[26] Там же. С. 153–154.
[27] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski.
[28] Прохоров К. Опыт отечественного евангельского богословия. СПб.: Титул, 2009. С. 28–29.
[29] Там же. С. 44.
[30] Нельсон П.К. Библейские истины. Минск: Белприст, 1997. С. 50–51.
[31] Основы вероучения христиан веры евангельской (пятидесятников). www.cef.ru
[32] Там же
[33] Новости РОСХВЕ от 15.08.2013. Обещание доброй совести. www.cef.ru
[34] Там же
[35] Основание веры Церкви христиан адвентистов седьмого дня в России и СНГ. http://adventist.ru
[36] Там же
[37] Там же
[38] Там же
[39] Там же
[40] Там же
[41] Благоразумов Н., прот. Святоотеческая хрестоматия. М: Круг чтения, 2001. С. 85–86.
[42] Там же. С. 153.
[43] Там же. С. 322.
[44] Там же. С. 318–319.
[45] Там же. С. 656–657.
[46] Рубский В., прот. Православие и протестантизм. Штрихи полемики. http://apologiya.orthodoxy.ru/protestant/rubski.
[47] Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Долматико-Истрийского. СПб.: СПДА, 1911. Т. 1. С.124.
[48] Там же. С. 117–118.
 
Материал опубликован в «Вестнике миссионерского отдела» №8. Ноябрь 2013 г.